Знания и опыт ревизора

самоцветыНам, порой, так не хватает практических знаний. В особенно это относится тем, кто желает освоить для себя новую профессию — профессию ревизор. Безусловно, для этого у будущего ревизора имеется множество вариантов.

Однако, хотелось бы стать ревизором не только на бумаге, а на деле. Для чего, помимо всевозможных обучающих кейсов, требуется пропустить через себя массу полезной информации практического толка и содержания. Ещё лучше пообщаться с настоящим профессионалом ревизионного дела, познавшим ревизорское дело не по вузовским учебникам и зарубежным аудиторским стандартам, а на практике. Да где таких найти, спросите вы. И, действительно, ревизорская профессия понемногу уходит в историю, уступая место специальному аудиту, ревизионному аудиту, аудиту по специальному заданию. Здесь важен опыт прошлого с обязательным его преломлением на сегодняшнюю действительность.

Перебирая архив, мне случайно попался на глаза проверочный материал, выкопировку из которого предлагаю для прочтения. Полагаю, что вам будет небезынтересно с ним ознакомится и что-то взять, как говориться, на вооружение. Итак:

В августе 1977 года была установлена группа лиц, которые в значительных количествах сбывали гражда­нам, работающим на предприятиях города Колпино, ювелирные из­делия из серебра: кольца, серьги и броши, изготовленные в цехе № 14 Ленинградского производственного объединения «Русские самоцветы». Изделия имели фирменную упаковку и продавались с рук за половину цены, обозначенной на ярлыках.

Дальнейшие следы привели на склад № 2 Объединения, который был расположен в одном здании с цехом № 14 (Боровая ул., 32) и, в част­ности, к заведующей складом Прокопович и к бухгалтеру, осуществляв­шей учет движения товаров на данном складе, Новиковой.

В связи с этим нами совместно с Ленинградским от­делением инспекции пробирного надзора была организована и прове­дена сплошная инвентаризация сырья, полуфабрикатов и готовой про­дукции, находившихся как в цехе, так и на складе. Инвентаризация была произведена внезапно по состоянию на 2 сентября 1977 года.

В дальнейшем работники инспекции за­нялись проверкой производства, то есть цехов, а перед ревизорами была по­ставлена задача обревизовать докумен­ты склада за 1974— 1977 годы, так как за более ранние периоды документов не сохранилось.

Здесь   необходимо   указать, что цех № 14 — это бывший завод «Русские самоцветы», название ко­торого перешло к созданному в 1969 году объединению ювелирных пред­приятий города. Само объединение этих предприятий было произведено во многом формально и, в частности, по линии бухгалтерского учета, где было централизовано и механизировано, по существу, только начисление заработной платы, а материалы и производство, го­товые изделия, их отгрузка и реализация — все это продолжало учитываться вручную, отдельно в каж­дом подразделении.

Данные для заполнения сводных форм бухгал­терских отчетов Объединения получались от под­разделений в виде справок, зачастую никем не под­писанных.

Никакого контроля за правильностью веде­ния первичной документации и достоверностью записей в учетных регистрах не осуществлялось, так как плановые ревизии вышестоящей органи­зации — «Союзювелирпром» до цехов и складов не спускались, а контрольного аппарата в составе Объединения создано не было.

Все это способствовало хищению ювелирных изделий со склада № 2 в особо крупных размерах и сокрытию этого хищения как путем фальсификации самих первичных документов, так и путем искаже­ния данных складского и бухгалтерского учета.

Ежемесячно бухгалтер Новикова включала в журналы учета отгрузки со ссылкой на конкретные счета-фактуры готовые изделия, которые факти­чески покупателям не отпускались. Это было уста­новлено нами посредством сличения данных сче­тов-фактур с записями в журналах отгрузки, а также путем встречных проверок у покупателей, по учету которых эти изделия оприходованы не были.

Затем излишне включенные в журналы отгрузки изделия описывались в расход по оборотным ведо­мостям склада № 2, которые вела старший бухгалтер Горюнова, а на стоимость этих изделий ею уменьшались суммы остатков готовой продукции в справках, ежемесячно представляемых в главную бухгалте­рию Объединения для заполне­ния данных по движению гото­вой продукции в сводном журна­ле-ордере № 11.

Одновременно в карточках складского учета, которые вела заведующая складом Прокопович, эти фактически не отгружавшийся изделия также списывались в расход путем завышения итогов по расходу за месяц либо путем произвольного изменения остатка изделии на начало следующего месяца. Таким способом обеспечивалось соответствие дан­ных бухгалтерского и складского учета.

Всего таким путем за два с половиной года было необоснованно списано со склада 8,2 тыс. штук юве­лирных изделий, 7,5 тыс. штук браслетов для часов и 172 предмета серебряной посуды на общую сумму по оптовым ценам 66,7 тыс. рублей и по розничным — 200,2 тыс. рублей.

Безусловно, такая значительная сумма произ­вольного списания готовой продукции должна была отразиться на результатах хозяйственной деятель­ности Объединения и могла быть замечена работни­ками соответствующих отделов управления.

Между тем этого не произошло, так как поч­ти вся сумма необоснованного списания, а именно 64,5 тыс. рублей была перекрыта за счет недоначис­ления и неуплаты в бюджет налога с оборота.

С этой целью Новикова, выписывая покупа­телям счета-фактуры, завышала в них оптовую стоимость отгруженных изделий либо путем вы­ведения неправильных итогов, либо путем при­менения завышенных оптовых цен. При этом стоимость отгруженных изделий в розничных ценах, по которым осуществляются расчеты меж­ду Объединением и покупателями, торгующими организациями указывались правильно, и потому никаких претензий от них не поступало.

При уплате налога с оборота в виде разницы между стоимостью реализованных изделий в роз­ничных ценах и оптовой стоимостью этих изделий на суммы завышения оптовой стоимости недопосту­пило в бюджет налога с оборота 64,5 тыс. рублей.

Для того чтобы установить это, пришлось про­верить правильность применения оптовых цен и вы­ведения итогов по всем счетам-фактурам за 2,5 года (порядка 3000 документов).

Кроме описанного способа, применялись и дру­гие. Так, старший бухгалтер Горюнова списывала до­рогостоящие изделия без каких-либо документов и сверх журналов отгрузки непосредственно по обо­ротным ведомостям, перекрывая это за счет произ­вольного оприходования других малоценных из­делий либо обезличенных (без указания количеств) сумм. Например, в июне 1976 года она списала 714 штук браслетов для часов на сумму 2,8 тыс. рублей и одновременно было оприходовано такое же коли­чество корундов (искусственных камней) на сумму 0,3 тыс. рублей. В мае 1975 года ею списано 25 штук колец стоимостью 0,9 тыс. рублей и на эту сумму уве­личена стоимость остатков некоторых камнерезных изделий и тех же корундов и т. д.

Однако излишнее списание по учету готовых из­делий само по себе не означало их недостачу. Для того, чтобы доказать, что этих изделий на складе не имеется, надо было, пользуясь первичными документами (дан­ные бухгалтерского учета, как видно из вышеизложен­ного, были недостоверны), восстановить движение из­делий за ревизуемый период и выйти на инвентариза­цию по состоянию на 2 сентября 1977 года.

При этом возникли большие трудности, так как все акты инвентаризаций, произведенных на складе № 2, были изъяты из документов. Случайно, среди документов склада, сохранился только один акт ин­вентаризации ювелирных изделий по состоянию на 1 июля 1975 года.

После консультации со следственными орга­нами было решено принять за основу этот акт, а по браслетам для часов — данные карточек складского учета об остатках на 1 января 1975 года.

С помощью выделенных Объединением работ­ников было восстановлено движение ювелирных изделий на складе № 2 за межинвентаризационный период с 1 июля 1975 года по 2 сентября 1977 года и движение браслетов за время с 1 января 1975 года по 2 сентября 1977 года. Определенные таким путем результаты инвентаризации на 2 сентября 1977 года составили 244,9 тыс. рублей в сторону недостачи.

В таком виде материалы ревизии были 24 мая 1978 года переданы Следственному управлению Главного управления Внутренних дел Леноблгорисполкомов.

Произведенная бухгалтерская экспертиза пол­ностью подтвердила данные ревизии в части сумм необоснованного списания и в части недостачи, но и при этом в заключении было указано, что недоста­ча браслетов для часов (73,5 тыс. рублей) подтверж­дается только при условии достоверности данных об остатках этих изделий на 1 января 1975 года.

Однако в ходе судебного расследования как дан­ные об остатках браслетов, так и данные об остатках ювелирных изделий на 1 июля 1975 года были при­знаны недостоверными.

Как обычно в таких случаях, обвиняемые, а вме­сте с ними и члены инвентаризационной комиссии, дали показания о том, что фактически инвентариза­ция не производилась, а в акт вместо наличия юве­лирных изделий были внесены учетные данные.

Тогда по решению суда был сделан 1,5-месяч­ный перерыв, и за это время экспертом-бухгалтером, мною и одним из работников Объединения была проделана работа по выведению новых результатов инвентаризации на 2 сентября 1977 года при усло­вии определения минимально возможных остатков товаров на 1 января 1975 года, исходя из движения их согласно данным первичных документов (при­ходных накладных и счетов-фактур).

В таком порядке недостача товаров на скла­де была определена в сумме 138,9 тыс. рублей, и эта сумма была признана судом в качестве ущерба, при­чиненного Объединению.

В ходе судебного расследования были полностью подтверждены факты и суммы необоснованного спи­сания товаров с подотчета заведующей складом с це­лью сокрытия недостачи и хищения. Непосредственно само хищение было определено в сумме 32,5 тыс. ру­блей, из них свыше 10,0 тыс. рублей было подтвержде­но наличием изделий, изъятых при обысках и достав­ленных покупателями краденого.

Приговором Ленинградского городского суда в феврале 1979 года заведующий складом Прокопович, бухгалтер Новикова и старший мастер браслетно­го цеха Плоткин (участвовал в сбыте похищенного) были осуждены к 10-ти годам, а старший бухгалтер Горюнова — к 7-ми годам лишения свободы.

не для всех

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *